понедельник, 20 января 2014 г.

Альманах "Поэт года 2013", том 21. Небольшой сравнительный анализ

В альманахе Леонид Виноградский не единственный автор, который пользуется библейской, церковно-славянской, философской и культовой лексикой. К таким авторам можно отнести практически каждого. Но не каждый при этом благовествует. Смотрите и сравните сами, предлагаю мой краткий сравнительный анализ лексики по этой тематике.

Сначала приведу авторские цитаты – отдельные лексические единицы, используемые в тех или иных авторских контекстах.

Константин Викторович Никулин: никто не зовёт здесь к обедне; я омыт любви живой водою; мир спит давно в духовном мраке.

Андрей Сметанкин – ты, Москва, – пристань веры в умах; будто ангел, ты ходишь по миру; новой жизни широкий рассвет; новым Спасом над русской землёй; зачем держать свой дух в узде; коль Человек – венец Творенья; в нём вижу рай.

Радмила Островская: не ясно ли, зачем дороги ада / благими вымощены плитами извне; по кругу бедности, по кругу ада; как в храме – свечи; запасы нежности – ручьи с живой водой; вот – вхожу я в Храм, а он горит… / вот – бичуют, изгоняя скверну; есть ли где кувшин с живой водой.

Батурин Денис: но ведь с душой зато; безмятежно; вот так в полёте зарождается душа; немножечко надежды; и каждый сквозь молитву ту заноет; не видно судеб – лишь толпа крестов.

Светлана Гончаренко: и души собирала после сечи; и праведников видела и грешных, / ходячих мертвецов и умерших живых; я взвешивала участи иных; провидя в сонной, сумеречной мгле; колыбель; доля; на всё способен кару возложить; в душе; раскол; душеньку душит червь; падать ли … ниц; разорвать / эти узы гнев может; и вот сороковым звоном; там вечная тьма; не сгинуть; свечей не ставят; не гонит совесть прочь; ладья; верить; и нет уже порабощенья; без зла и мщенья; где жизни радостной страда / не для страданья – для покоя.

Юрий Матюшко: Бог ничего не перепутал; неясно, что было до Слова и Гласа; предтечей основы; великая тайна рождения Слова; не поздно в душе угольком засветиться; где умножают суету.

Ольга Свенберг: и хоть русский мой дух; две бездны сошлись у причала бессмертия; и вечность – одна на двоих; сонм детей своих; всесильных; грешная; прости за все наветы.

Дарья Сикорская: нет чистоты, нет гордости, нет чести; так жаль, что больше нету веры; открыты книги, но не видно правды; забыв о сострадании; приносим в жертву ничему свои (когда-то) души.

Екатерина Пономарёва: вы, былые желания – воскресните; цветом неба зажжётся душа; в душе метание; мир иной; поднимаясь к чему-то свыше.

Мария Горбатова: за всех не стоит душу «рвать»! / душа – она не бинт, не пластырь; и всем не помешал бы Пастырь; «в здравии … в болезни…»; душа – не постоялый двор; а тех, кто «влез через забор»; лезть в душу; душонки тщеславные; Ни Благочестье, Ни Распутство; он – не живой, он – не мертвец.

Анастасия Приходько: грех душу выглодал; в Рай… а не в Ад.

Гусева Анастасия: из сердца и души; поддавалась судьбы искушениям.

Виктор Кириенко: исповедь; от пошлости житейской суеты; а ты жила по заповеди строгой; мой путь был и тернист, и зыбок; мои тело и душа / не стоили в то время ни гроша; а если душу омрачала тень; мной эта чаша выпита до дна, / душа незаживающая рана; непрощённая вина; давно бы проклял я весь белый свет; безрассудно; не теряя время в суете; моей души тепло; с тупым презреньем к истинам высоким; пусть камень свой в меня он первым бросит.

Ия Кива: из копилки семян … сеем; как камень в пустоту; вместо стигматов знак растёт бесконечность; подножие неба; ты слышишь ангелов клекот, дыхание Бога; память творения мира и память потопа; чертит в воздухе буквы молитвы.

Леонид Виноградский: Бог занемог; но Бог во мне; разбитый храм, неверная тропа; прах; вечный дом; божественный слепящий свет; сзывает души предков; молитесь; мне водицы живой не хватило глотка; юдоль; из пучины; здесь не в чести ни суета, ни спешность; поведать; презрев усталость; душа согрелась; покуда туча над душой висит; приходит час особого молчанья; душа опять аукнется до вздрога, / и свет опять забрезжится во мгле; как слёзы сострадающего Бога; из глубины молитв; оставить суету; радость бытия; осознанья купол островерхий; дар – просто быть, дар – знать; смиренность; Господь послал; щедрый Бог; не ведал прежде; из души в небеса; вечного закона; дарует жизнь; величайший из режиссёров Вечности – / Бог; к потоку жизни; в нём Я и Бог; окостененью вопреки.

Кристина Лацаре: чертенок зелье варит; час расплаты; лик; будет небо мрак карать; свет воскреснет; с частиц души; свет лампады; «Дух, дыши!», в соборе Иоанна; избранник со священником; в обличье; всепрощающих; душу безустанно согревает; позабыли о заветах; откупиться; бессмертны.

Михаил Холин: слёзы Бога; роднее … нет души; вечных чувств; ангел; верю; чтоб услышала душа; нет ничего любви сильнее.

Оксана Савельева: два крыла.

Мария Борбот: что у неё на душе; меня всё это время Он за правую руку держал; слава Богу; ты благословенна; всех прощала.

Словно Вёлунд: спасёт нас сердце, / что переплавит горечь всех обид; под гнётом зла.
Мария Ярославская: живущих кротко; в душе вдруг стало пусто.

Наталья Михеева: и Сатана здесь правит бал; Он – Бог; глас Богов; нашептали Небеса; жизнь, душу, тело за него; за друга сердца своего; напомню истину; Бог и Дьявол; покой в награду дан; в ночь прощенья / и отпущения грехов; все обрели своё спасение; ушли в покой, оставив мрак; кресты и храмы и Богов; два Божьих Созданья; душу замороженную болью.
Михаил Николаевич Павлов: гвоздями сердце на дверях прибито (реминисценция); не то, что плачи на Голгофе; на снегу чернеют души; пока душа горит от заблуждений; стою под дверью / и жду, когда ты позовёшь (реминисценция: «Се стою у двери и стучу…»); жизнь покажется бессмертной; плоды созрели; и подарит Бог пропуск в Рай.

Наталья Солошенко: пастырь с кадилом; на небо он взирает строго, / стремясь на нём увидеть Бога; разгневан Бог; где ангелы; в венке, как на Христе распятом; Святое в ней Писанье; в книге Вечности; всех тех, кто Господа призрел; для них закрыты двери Рая.

Инна Шумилина: я не прошу искусственного рая; на небесах; верить; Надежда, Вера и Любовь; и каждый свой проходит путь; ведь жизнь одна, побойтесь Бога; для души; не воскресну снова; от всей души тебя благословляю; одинокая душа; ни милости, ни сострадания; и не единым хлебом живы; пока живут, едят и спят (две реминисценции аграфов Христа); беспомощность души; без чести правосудие вершит; блуждает совесть; закрыта плотно дверь; любовь не без условий; жаль … непрямой дороги; малодушия; отсутствия терпения; и чужды им дела мирские, / живут законами своими, / небесными, а не земными; тревожит душу; что на душе твоей; жива не хлебом, / чего-то требует душа; мы говорим – душа с душой; и душу забрали; за светлое, доброе, вечное; душу открыть друг другу.

Николай Отставнов: души усталость; любовью раны излечить; неверием в … любовь.
Азатрокс: так просится душа; будней суета.

Елена Прогонова: Бог есть любовь; у Бога; давай, люби, дружок, себя (реминисценция: возлюби ближнего, как себя самого); ты – Бог, ты – божие творенье; к тебе приходила Любовь (всё стихотворение – реминисценция на Евангелие, на Песнь Песней, на Откровение Иоанна Богослова – «Се стою у двери…»); твоей души святой истоки; что проку; пороки; стяжать – не надобно таланта; во спасенье наших душ.
Филонова Ольга: ты знаешь смысл жизни.

Чуев Алекс: исцеляя … мне душу; пророчества; ангел; два крыла; согревая этим душу мне.

Сергей Демиденко: в душах; Всевышним … дана; Богом; грешен; душа – расплатою всего; в оценке истинности; из многих истин; свят; безгрешно; Адам и Ева; во грехе; к иконам; Бог – ему судьёй; не рабом – свободным.

Атмана Мукта: молитва за любимого человека (всё стихотворение являет собой некий сплав молитв из церковно-славянского Молитвослова и современных молитвословий). Вот примеры лексики: искренняя молитва, в глубине … сердца; с уст; дух; молитесь; Отче, в молитве своей обращаюсь к Тебе; спаси и сохрани; душа; благослови его в пути; из глубин души; святую Веру; Ангел; по вере; молиться; молитвой … храним; на иконы; И ныне, и присно, и во веки веков… Аминь.

Владимир Боровченкин: святого огня; он в душу глядит.

Платон Андреев: в эдемской куще; души открытые; в аду; в душе твоей порочной.

Владимир Баженов – Ивин: в душе сохранил; в душе сохраня.

Елена Лысенко – Иванова: возмездье; вечность; жизнь вечная; искупленьями греха; сад души; сплетя тугой венец; нас спаси, Всевышний, от проклятья; нести свой крест; терновый куст; грешной; со всей душой; небесным даром; испытанье душ; на земном пути наш Крест – испытанье душ; Бог весть; земного бытия; не веря; без причастия; на кресте судьбины распятая; любовь сокровенная.

Ната Никова: мне истина открылась; благословившее наших любимых; в ночь благословившая; божественно.

Николай Меркулов: всей душой (3 раза); греют душу бирюзой; с моей душой; не считала душа; всей душой; в духе братства; в твоей душе; и дотронуться душой до облаков; а душе так хотелось.

Наталья Белухина: мы избранные; по воле Бога.

Евгений Игошин Поэзия: и дай нам Бог; неземного бытия; до небес; ангел чистой красоты; я Бога лишь молю о том.

Валерий Романов Треф: там восход венчает солнце с морем; а манну представлять из хлебных крошек; и песни напевать речному богу; вышло не-до-ра-зу-менье, камнем преткновенья.

Капочка Капа: вера в добро сохранилась; открываю душу; обнажив грехи; груз моей вины; где мифические те врата, / куда души родных отправляются; ты не понял моей души; не нашла свой заветный Грааль; заговор; подари людским душам молодость; исповедь волчицы; человеческим душам; не сдаваясь в душе.

Макс Навин: видишь – Вечность; Бог; жизнь и смерть; она даётся жаждущему – Богом; наушник мне шептал: Вкуси; как суть Создателя в тебе не утаить; как не сподобиться безумствию толпы; пусть будет так: Бог, я и ты; как правдивы бывают пророчества (стихотворение интерпретирует евангельскую историю о Христе); но пророки, увы, не в чести; в скорбях; на осине Иуду качало; плакал Петр; душу; Я обеты свои не нарушу; вы любите друг друга, а Я / буду вам и вином и хлебом, / мы в завете теперь, мы друзья, / так решил Тот, Кто правит небом (интерпретация аграфов Христа); Слово Силы Моей; смиренны; верный; терновый венец; небесной Любви Сосуд; Голгофа; крест; онемевших душ; судьбы … перст; море вечной, чистой любви; спасайся; и завесу веков разорвало, / и в грехах толпу обличила; душу вон вынимала кручина; Святой; только вера и только дела; Церковь; сможет бремя такое нести.

Василич: славу стяжали; что нам скрижали?; бесовы шали; мир перечитывал Евангелие; лучший из провидцев; что стала адом здесь для многих; Рождество; Сильвестр; «die Heilige drei Konige»; волхвы.

Изабелла Юхневич: души порывы; добро посеяв, как зерно; подобие храмов твоих; и соборы в златых куполах; и вплетается в храмов малиновый звон / голос сердца; чудотворную; одержима; ищу в душе; мятежный дух; подвластный небесам; вечные сказанья; вознесли к Б-гам; куполов золотых; и моля всепрощенье у Б-га; волю Б-га; чтоб моя не болела душа; будто место оставлено Б-гом; молюсь; пред Б-гом; мой Б-г; в душе хранимых; предопределенье; провиденье души; рай; виденье; изломанной душе бальзам; вероломно; слиянье душ; и душу будоражит мне Весна; душу облегчая; подъём в душе; высшее, святое; свет небесный; молитва; Творец; немощным помочь; падших духом; да поможет мне Б-г.

Душа Рыбья: воскресение; а в душу крадётся; билетик в Рай; здесь Бог говорит; елейным небом; не смей оглядываться назад (реминисценция – жена Лотова оглянулась и стала соляным столпом); Богу сдают отчёт; тропу; ангелы; благо; душа; рай; лик; под рясою; пшеничное зерно; канет в лету; боги умерят пыл; как пастырь – своих овец.
Светлана Михайлик: закрываешь души моей дверцы; чувств оставив тяжёлых вериги; душевной лени; и души распахнуть / навстречу чудесам; чтоб с вечностью душой соприкоснуться; путь земной; очистится душа; бремя; творил ли ты добро; мы держали душу; два крыла; душа от спячки встрепенулась.

Дмитрий Зайцев: я верю в любовь; в твоей невесомой душе; улетает в хрустальное Небо душа; и к далёкой небесной отчизне; за горизонты вечной тьмы; святые плачут образа; у небесных братьев; святой хрустальный Иерусалим; прощенья попросить у Бога; очистить душу, сбросить тлен грехов; жителем небесных городов; ангелом; благодатью; во лжи душа прозреть не может; и верить каждое мгновенье, / в Того, Кто хочет нам помочь; незыблемый покой.

Александра Незнаева: видит Бог.

Дмитрий Рудаков: харя в раме, а я – Кришна; говорит мне Шива; сними меня с иконостаса; вот дьявол; как монах-невростеник; есть нимб и лампада; бессмертием я тягощусь бестолковым; крутят черти земную ось; похож на попа-расстригу; не слетать ли мне к апостолам.

Как видим из приведённых выше цитат (даю их с сохранением пунктуации и грамматики авторов), большинство поэтов из данного сборника (как, впрочем, и, вообще, большинство поэтов и писателей-современников) употребляют церковно-славянизмы, библейские цитаты, аграфы Христа, библейские сюжеты, лексику древнеримской и древнегреческой мифологии, а также лексику, заимствованную из различных, ставших популярными культов Востока и Индии не для того, чтобы донести людям некую божественную весть, благовествовать или каким-то популярным образом проповедовать некие истины. Это всё результат массовой культуры, вероломно принявшей на себя роль провозвестника «тайн господних». Упущу в данной статье своё отношение ко всему этому, т.к. здесь у меня другая задача – проанализировать указанную выше лексику и то, как и для каких целей её используют поэты, чьи произведения опубликованы в альманахе «Поэт года 2013».

Авторы, которые в некоторых произведениях популяризируют христианские мотивы, сюжеты, прямые цитаты Христа (аграфы), не имея цели благовествовать или повествовать о Боге, вольно или невольно открывают читателю, думающему и, возможно, читавшему Библию хоть однажды от начала и до конца, читателю не поверхностному те истины, которые сокрыты в библейских сюжетах, в Евангелии и преданиях святителей веры. К таким авторам можно отнести следующих поэтов: Радмила Островская, Батурин Денис, Юрий Матюшко, Дарья Сикорская, Мария Горбатова, Виктор Кириенко, Ия Кива, Наталья Михеева, Михаил Николаевич Павлов, Инна Шумилина, Сергей Демиденко, Елена Лысенко – Иванова, Валерий Романов Треф, Капочка Капа, Василич, Изабелла Юхневич, Душа Рыбья, Дмитрий Зайцев.
Если затронуть мои произведения, опубликованные в данном издании, то они тоже могут быть так охарактеризованы. Хотя здесь я не преследовала цели показать читающей аудитории мои отношения с Богом. По правде говоря, я не просто популяризирую Евангелие своим творчеством. Я живу той простой и великой истиной, которая открыта миру в этом, с одной стороны, замечательном историческом памятнике, с другой стороны великолепном литературном произведении. Кроме всего прочего, сама история этого памятника письменности доказывает то, что Библия – это Слово Божие. Евангелие пропитало меня настолько, что я порой совершенно неосознанно использую в речи – и в поэтической, в том числе, – не только цитаты, но и отдельную лексику. Довольно часто пишу на темы Библии. Но никогда ещё полноценно не публиковала свою духовную и духовно-философскую лирику. В первом моём сборнике есть пара стихотворений такого плана: поэтическая интерпретация Молитвы Оптинских Старцев и вольное переложение 13-й главы 1-го послания Коринфянам апостола Павла. Честно говоря, даже не уверена, что на своей страничке на сайте Стихи.ру я готова выложить все свои духовные стихи. Не то чтобы боюсь непонимания. Это всё пройдено ещё в студенческие годы, когда меня буквально «гнали» только за то, что я – христианка и живу просто и скромно, как жил Сам Господь на земле. Собственно говоря, и сейчас так живу. Но тогда, в период брожения умов, когда, с одной стороны, было всё можно, а, с другой, на тебя готовы были надеть смирительную рубашку за любое отклонение от норм распущенности и безнравственности, тогда чистота моих помыслов были «бельмом на глазу» всех однокурсников и даже некоторых  преподавателей. Человек начинает чувствовать себя, непонятно почему, виноватым в том, чего и сам не понимает, когда встречает святого. Так было во все времена. Так было и со мной. Хотя святой себя не считала никогда. Однако моё простодушие, прямота, искренность, альтруизм, отчаянная смелость поступков, целомудрие, безмятежность и покой души до такой степени раздражали сверстников, что они ненавидели меня в открытую. Не единожды мне плевали в лицо… Один раз толкнули с лестницы… А ведь я никогда никому своей веры не навязывала. Просто жила. При этом я почти всегда была успешна и в учёбе, и в профессиональной деятельности. Это тоже раздражало окружающих. Весело было, короче говоря. И веселилась я таким вот образом до тех пор, пока не приобрела определённый авторитет в обществе. И вот тогда я поняла, что могу спокойно говорить людям о чём угодно, и никто не посмеет мне не то что в лицо плюнуть, но даже потребовать закрыть рот. Правда, наступил в моей личной жизни такой этап, когда мне расхотелось что бы то ни было говорить миру. Бывает же такое! Говори, что хочешь, люди тебе только что в рот не смотрят, ловят каждое слово. А ты молчишь. Н-да… Но стихи-то были всегда. И писалось так много всего и разного. И духовное всегда лилось рекой. Но уже по-иному. Отсюда и те произведения, которые решила отправить в альманах «Поэт года 2013».
Однако я разоткровенничалась сегодня. А ведь в альманахе достаточно прекрасных произведений, которые рассказывают миру о Боге и о Христе. Это примечательно. Поэты благовествуют. Как мир принимает эту Благую Весть? Вот, что меня занимает сейчас. Кто же они, эти благовествующие поэты? Это, как я уже писала, Леонид Виноградский, а также Елена Прогонова и Макс Навин.

Подозреваю, что Навин – это псевдоним-реминисценция. Был такой библейский герой – Иисус Навин, он также является одним из авторов библейских повествований. Поясню для несведущих. Иисус Навин был слугой Моисея, и после смерти Моисея стал по слову Бога предводителем народа, чтобы наследовать землю обетованную. Это был величайший человек в истории. Его послушание Богу, храбрость, смелость, решительность, а главное, вера просто потрясают воображение. Люди шли за ним и повиновались ему, т.к. видели славу Божью, сопровождавшую этого человека, как она сопровождала некогда Моисея. Иисус Навин лицом к лицу общался с «вождём войска Господня».

Может, я и ошибаюсь на счёт Макса Навина. Может, это настоящая фамилия автора весьма интересных стихотворений, в которых он сначала, словно сквозь стекло, по которому стекают капли дождя, приоткрывает свою душу нам, читающим. А потом уже смелеет не на шутку и говорит со всей страстностью своей поэтической натуры не только о главной своей страсти, но и о том, что глубоко проникло в его сердце – он интерпретирует евангельскую историю, преломляя её по-своему, показывая то, как она может повлиять на сознание человека. Заключительные слова стихотворения «Как правдивы бывают пророчества…» - это настоящий шедевр духовного стихотворчества: «Скажут: выбора нет, – это ложь, / Выбор есть, он – усилие воли, / Жизнь свою на любовь помножь / И раздай, и останься доволен!». Вот это и есть Евангелие. Если автор задумывал проповедовать через своё творчество евангельские истины, то, полагаю такой композиционной расстановкой акцентов, последовательностью стихотворений он, несомненно, добьётся успеха. Меня он покорил. Честно. Но с такими читателями, как я, всё просто. Ведь я не раз читала Библию. Как на это отреагируют люди неподготовленные? И что скажут члены Большого Жюри? Вот это, на самом деле, интересно. Но продолжим.

Следующий автор, решившийся напомнить миру благие истины, – Елена Прогонова. Два стихотворения из четырёх опубликованных ею в альманахе являются примером духовно-философской лирики. И хотя в них нет упоминания имён Бога, своими аллюзиями, обращениями, эпитетами, метафорами, библейской лексикой, восклицаниями и риторическими вопросами эти произведения способны всколыхнуть душу, дать здоровую пищу для разума, поднять давно забытое из глубин памяти. Стихотворения «Как жаль…» и «К тебе приходила любовь…» довольно примечательны в этом плане. Особенно стихотворение «К тебе приходила любовь…», оно  целиком является развёрнутой метафорой и реминисцирует к Евангелию, к поэтическим книгам Ветхого Завета и к Откровению Иоанна Богослова. Это голос Спасителя.

О том, что Бог есть Любовь, Елена Прогонова подготавливает читателя в самом первом стихотворении, которое, очевидно является одним из произведений ее сборника «В поисках смысла», потому что она говорит о том, что смысл этой истины – Бог есть любовь – изменили до неузнаваемости, исказили и забыли. Третьим произведением в своём цикле Е. Прогонова говорит о том, что Любовь приходит к каждому человеку. Обращение «к тебе приходила Любовь» даёт основание полагать, что к каждому. Т.е. Сам Бог приходил не раз. И человек не веровал, не отворил дверь – дверь своего сердца, окаменевшего в земных заботах, суете и суеверии.

Любовь Божья приходит к нам постоянно. Об этом поэтически говорил ещё царь Соломон в своей знаменитой Песне Песней: «…Вот голос моего возлюбленного, который стучится: «отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя!..». Тем, кто хорошо знаком с Библией, известно, что поэтическая книга Соломона, повествующая, казалось бы, о самой земной любви царя к девушке Суламите (Суламифи, в другой интерпретации имени), на самом деле, пророчески показывает взаимоотношения Христа Спасителя и Его возлюбленной Церкви (понимая церковь как собрание «вызванных», оправданных Христом верующих людей). Е. Прогонова напоминает нам, что Бог зовёт нас. Призывает к Себе.

Через историю презренного среди многих людей народа – сынов Израиля (евреев) показано отношение Бога к миру, к каждому отдельному человеку, ко всем народам и истории человечества. В Ветхом Завете, в книге пророка Исайи (второго) Сам Бог говорит нам об этом народе следующее: «Этот народ я образовал для Себя; он будет возвещать славу Мою» (кому интересно, почитайте пророческие книги Ветхого Завета, они очень примечательны по части разъяснения, кто есть who и who is кто в Библии, вообще). Так вот что Бог говорил ещё устами пророка Исайи второго: «Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя». Стихотворение Елены Прогоновой очень напоминает все эти сюжеты.
Но наиболее всего, на мой взгляд, стихотворение реминисцирует к знаменитейшей фразе из 3-ей главы Откровения Иоанна Богослова – «Се стою у двери и стучу: кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним, и он со мною…». В свете всего этого стихотворение приобретает особую ценность своим далеко небанальным содержанием. Как видите, не возникает сомнения, автор – весьма начитанная и просвещенная женщина, и её творчество имеет ясную цель – напоминать миру вечные истины.

Ну, и наконец, возвращаюсь к поэме Леонида Виноградского «Карельский дневник». Думаю, те, кто уже прочли это произведение, сравнили его со стихами (не такими уж большими по объёму) Макса Навина и Елены Прогоновой. Ясно одно: все три автора говорят о Боге. Каждый по-своему. Все выдаёт в них верующих людей. Но – говорю я вам и повторяю – но! Леонид Виноградский, кстати, он наиболее одарённый поэтически, в чём нет никакого сомнения, не достиг своей цели. Во-первых, читая Дневник, не сразу и, полагаю, не каждому читателю становится понятно, о каком Боге идёт речь (о божествах любых мы говорим «бог», но христианский ли Бог, Тот о, Ком так настойчиво повествует автор Дневника?). Об этом можно догадаться, только разбираясь и анализируя лексику произведения, семантику слов, производя стилистический анализ текста. Лексика приведена выше в списке авторских цитат. Получается, Л. Виноградский глубоко запрятал свои истинные побуждения в текст. Вопрос: с какой целью это было сделано? Чтобы побудить читателя мыслить, анализировать, интерпретировать? Или же для того, чтобы не выпячивать свою веру? Но зачем тогда в каждой главе безустанно писать «Бог, Бога…»? Или всё-таки вера не так важна была для автора, и он вовсе не собирался благовествовать нам, а просто так получилось, что написать Дневник без этой сюжетной линии не представлялось возможным? Это остаётся мне пока не понятным. Во-вторых, если всё-таки предполагать, что Леонид Виноградский хотел поведать миру о библейском Боге, он не достиг своей цели ещё и потому, что в композиции есть огрехи. Появившийся персонаж – Она – возлюбленная, та, которая буквально в каждой главе «мелькает» в мыслях героя, то повергая в болезненные воспоминания, то вдохновляя и озаряя собой всё его существование, так вот эта героиня второго плана «замирает» в 8-й главе (верлибр об «облачном атласе»): «и облака сталкиваясь друг с другом  / вытягивают из сердца печаль / и рисуют силуэт любимой…». Всё. Потом пустота и «наплевательство» героя к ней в последней главе. Разве такая любовь может быть любовью? Может ли человек, озарённый божественным откровением наплевать на того, кто был близок сердцу, кто так сильно влиял на судьбу? По крайней мере, герой мог бы не просто отпустить эту боль из сердца, а ещё и простить её. Прощение – главное, чему учит Спаситель. Бог простил нам грехи, искупил их Сам (об этом было написано выше, при анализе реминисценций Елены Прогоновой). Но о прощении у Виноградского ни слова. Герой просто забыл Её. Немыслимо. Потому и неубедительно всё повествование. В-третьих, почему Дневник значительно теряет «очки» в соревновании на соискание Премии «Поэт года», это излишняя, нарочитая риторика. И главное – в-четвёртых, и последнее – в поэме герой обретаем мир с самим собой. Главы 5, 6 и 9 своей риторикой очень напоминают гедонистическую философию. Единение с собой, «до ощущенья чуда наяву», мир с самим собой: «когда б ещё подумал о себе?!». Тут в одной этой цитате столько всего: и лексика говорит об эгоцентрическом мышлении героя, пунктуация – и вопросительный-то знак есть, и восклицательный, и построение фразы разговорно-элиптированное, что говорит о её большой эмоциональной нагрузке. Да и то, что этот стих заключает целую главу (пятую), т.е. в любом случае он останется в памяти, когда все другие стихи сольются в один многоголосый хор или ор. Это акцент. Не понимать такие вещи автор не мог. Следовательно, он сознательно проповедует гедонизм и эгоцентризм. Т.е. сам с собою полемизирует. Или до конца не понял ещё, в какого Бога уверовал. А ведь любое благовествование имеет целью говорить о примирении с Богом, а уж гармония внутренняя становится естественным следствием этого. Все эти противоречия очень снижают ценность произведения в целом. По крайней мере, для меня. Все мысли, реминисценции, аллюзии, метафоры теряют смысл, если не было цели более высокой, чем просто показать исключительное стихотворческое мастерство. Хотя автор очень интересен, очень одарён и является прекрасным рассказчиком.

Таков мой анализ пока только трёх произведений в связи с общностью целей и смыслового единства. Мне предстоит рассказать вам, дорогие друзья, о других авторах, не менее интересных, кого я обнаружила в альманахе Премии «Поэт года 2013».
Среди авторов альманаха есть и такие, кто используют библейскую лексику и какие-то сюжеты из Библии только стереотипически, по привычке или из желания как-то привлечь внимание. Эта лексика в их «поэтических блюдах» что-то вроде биодобавки. Улучшает «пищеварение», т.е. говоря о душе, автор не всегда стремиться к задушевной беседе с читателем. Часто сам термин «душа» нивелируется, теряет своё значение и используется только для описания эмоционального состояния пишущего. Хотя некоторые авторы альманаха, на самом деле, часто ведут речь именно о душе. К ним я отнесла бы таких авторов: Константин Викторович Никулин, Николай Меркулов, Ольга Сванберг, Екатерина Пономарёва, Анастасия Приходько, Кристина Лацаре, Михаил Холин, Оксана Савельева, Мария Борбот, Словно Вёлунд, Мария Ярославская, Николай Отставнов, Азатрокс, Чуев Алекс, Атмана Мукта и Платон Андреев.


А вот те, кому просто под руку лексика церковно-славянская, библейская, религиозная попалась: Гусева Анастасия, Наталья Солошенко, Филонова Ольга, Владимир Боровченкин, Владимир Баженов – Ивин, Ната Никова, Наталья Белухина, Евгений Игошин Поэзия и Александра Незнаева. Дмитрий Рудаков мастерски философствует. О его лирике и используемой им лексике, поговорим отдельно. Андрей Сметанкин, один из тех, кто нарочито использует «высокую» лексику, архаизмы и церковно-славянизмы для того, чтобы подчеркнуть свою сугубую русскость. Интересно, есть ли кто-нибудь из читателей, кто ему верит? Для меня его возвышенные интонации, некая экзальтация не кажутся убедительными. Может, я просто его плохо знаю. Но ведь некоторым поэтам, кого порой совсем не знаешь, начинаешь верить с первых слов, с первых же фраз стихотворения…